Шахты-мышеловки
Украинская Ассоциация Сталеплавильщиков

Шахты-мышеловки

02.03.2011 Тимур Наметов

Легализация незаконной добычи угля на Донбассе, о возможности которой на минувшей неделе заявили представители местной власти, выглядит профанацией, поскольку выведет этот бизнес из разряда сверхприбыльных.

Тупиковая уже второй десяток лет проблема копанок на прошлой неделе вызвала новый всплеск активности государственной власти. Глава Донецкой облгосадминистрации Анатолий Близнюк заявил о том, что по поручению президента Виктора Януковича на уровне двух областей — Донецкой и Луганской — создается рабочая группа экспертов, которая будет искать пути решения проблемы. Правоохранители мгновенно провели серию очередных показательных рейдов по закрытию копанок, безусловно, с участием журналистов. “Президент совершенно правильно и четко определил, чтобы смотрели, где может добываться уголь законными методами, и чтобы была обеспечена безопасность труда, выплачивалась зарплата не в конвертах и платились налоги — там должно все узакониваться. А то, что выходит за пределы законодательства — это беспредел, там надо заканчивать, и это — однозначное требование президента”, — заявил Близнюк.

Одновременно с этими заявлениями представители правоохранительных структур области выехали с рейдами проверок не куда-нибудь, а в Енакиевский район с целью пресечь незаконную деятельность угольных старателей.

Из достоверных источников известно, что владельцы засыпанных копанок перевели своих бесправных горняков на другие объекты, пообещав им, что скоро они вернутся на эту же работу. Вероятно, после того, как закончится передел доходного черного бизнеса, о масштабах которого можно только догадываться.

Согласно официальным заявлениям местных чиновников, объем нелегальной добычи угля в Донецкой области составляет более 1 млн. тонн в год. По оценкам правоохранителей, незаконную добычу ведут около двухсот копанок. Вместе с тем независимые эксперты называют другие цифры — несколько тысяч, а объемы теневой добычи оценивают в два-три раза больше. И все же ни официальные, ни экспертные цифры не будут показательными для того, чтобы высчитать прибыльность бизнеса, учитывая схемы реализации нелегального угля. Не секрет, что в сбыте чуть ли не дармового угля с копанок (минимальные затраты — зарплата и транспорт) участвуют действующие шахты, которые пока еще не перестали получать государственные дотации. Таким образом, примерные доходы от этих теневых операций могут оцениваться примерно в 10-15 млрд. гривен в год.

Предлагаемый на официальном уровне путь детенизации незаконной добычи угля с помощью легализации копанок выглядит наивно, учитывая необходимые затраты на организацию и ведение горных работ с выполнением всех условий техники безопасности и охраны труда. Нельзя сказать, чтобы вопрос легализации копанок был новым. Если, конечно, подразумевать под этим организацию ООО по добыче угля — так называемых малых шахт. Самая большая проблема этих официально получивших все разрешения на пользование недрами и ведение горных работ предприятий — невыполнение норм техники безопасности, поскольку затраты на обустройство шахты в соответствии с нормативами охраны труда слишком велики.

По словам директора Донецкого филиала Национального института стратегических исследований Юрия Макогона, путь легализации копанок потребует соблюдения элементарных норм безопасности ведения горного дела. “Тогда лучше вложить эти деньги в серьезную шахту, но здесь слишком длителен период возврата средств — на строительство шахты требуется семь-десять лет”, — говорит эксперт. По словам Макогона, такая практика была опробована в далекие советские годы, когда создавались так называемые шахты-мышеловки. “Но это не продуктивно по отношению к себестоимости”, — полагает ученый. По его мнению, в вопросе копанок важно понимать природу явления. С одной стороны, на полях закрывающихся шахт действительно остаются большие залежи угля, есть рабочая сила, которая остается без работы. Существует необходимость и в организации доставки бытового угля местному населению. С другой — копанки без “крышевания” работать не могут. Действует целая инфраструктура, которая их обслуживает — собирает, свозит уголь на легальные шахты, которые затем добавляют его в собственный. “Это один из элементов, который кормит теневую экономику. И как выбить лавку из-под ног всей этой системы — остается вопросом”, — заключает Макогон.

Александр Кендюхов, глава Всеукраинского союза ученых-экономистов согласен с тем, что при действующем законодательстве вряд ли возможен путь легализации копанок. “Их невозможно легализовать, или нужно менять все нормативы”, — считает эксперт.

Возможно, созданием новой нормативной базы и займется создаваемая по указке президента рабочая группа? Во всяком случае, развить теоретическую деятельность по этому направлению вполне можно. Но найти логику в том, что закрывать шахты, а потом изыскивать способы, чтобы снова открыть на этих полях шахты поменьше — сложно.

Кстати, только в Донецкой области к третьей группе шахт, подлежащих закрытию, отнесены 17-17-Бис, им. Горького, им. Гагарина, им. Коротченко, “Северная”, “Комсомолец”, 13-Бис, “Куйбышевская” и “Глубокая”. Запасы угля на большинстве из этих шахт составляют десятки миллионов тонн, а значит, для копанок работы хватит не на один год.

Источник: УкрРудПром