НОВОСТИ МЕТАЛЛУРГИИ

Мозговой штурм

26.04.2011 Галина Резник

Власти Китая пришли к выводу, что проблему ценообразования на железную руду пора возвести в ранг национального стратегического приоритета.

верфьНациональная комиссия по развитию и реформам (NDRC), Министерство промышленности и информационных технологий (MIIT), Министерство торговли и другие ведомства правительства Поднебесной дружно взялись за решение поставленной задачи: определить наиболее эффективные политические меры борьбы с ростом цен на импортную железную руду.

В качестве этих мер рассматриваются: стимулирование сталелитейных предприятий к зарубежной экспансии, дальнейшее ужесточение регулирования торговли рудой и антимонопольное расследование бизнес-практики горнорудных компаний, доминирующих в международной торговле железорудным сырьем. При этом планируется уделить особое внимание анализу широкого спектра новых финансовых продуктов, которые появились на рынке железной руды после того, как в 2009 году была разрушена традиционная система ценообразования с ежегодными переговорами о ценах в долгосрочных контрактах.

Четким признаком перемены политики послужила жесткая позиция NDRC в недавних переговорах с Rio Tinto, когда представители англо-австралийской группы пытались утверждать, что ценовые переговоры относятся к сфере бизнеса, а взлет цен происходит под воздействием рыночных сил. Однако представители NDRC, признавая большое значение рыночных факторов, заявили, что одним только влиянием этих факторов нельзя объяснить тот факт, что прибыли у поставщиков в двадцать раз больше, чем у покупателей, и что объясняется это “рыночными искажениями на высоком уровне”. Более того, NDRC предупредила команду Rio Tinto, что, хотя субъектами ценовых переговоров выступают компании, если над отраслью нависает угроза, которая может повлиять на перспективы занятости сотен тысяч человек, то это становится проблемой правительства.

В последние годы рост цен на руду и тактика “железных мускулов”, применяемая горнорудными компаниями с тем, чтобы протолкнуть изменения в системе ценообразования, оказали большое влияние на китайскую сталелитейную промышленность, рассказал источник в MIIT изданию The Economical Observer. Маржа крупнейших производителей страны резко сократилась, а их планы расширения производства оказались под угрозой. У мелких и средних заводов перспективы еще хуже — многие из них терпят большие убытки. Источник отметил, что в соответствии с обнародованным в феврале финансовым отчетом Rio Tinto прибыль группы составила 14 млрд. долларов, что соответствует совокупной прибыли семидесяти крупнейших китайских заводов, доминирующих в сталелитейном производстве. А по оценкам Китайской ассоциации производителей чугуна и стали (CISA), начиная с 2003 года китайские производители переплатили за руду более 200 млрд. долларов из-за необоснованного повышения цен.

Совокупность этих данных и привлекла внимание правительственных чиновников. Они начали информировать горнорудные компании, что их методы торговли железной рудой создают угрозу национальной безопасности Китая. Поэтому теперь, хотя формально китайский подход к ценовым переговорам не изменился (их возглавляет Baosteel, а координирует — CISA), за кулисами произошли серьезные перемены. Правительство сформировало небольшую группу из представителей различных министерств, в задачи которой входит исследование всего, что может представлять риск для Китая, связанный с отступлением на все более слабые позиции в сфере торговли железной рудой. При этом по вопросу, следует ли Китаю изменить свой подход к переговорам или сохранить за CISA роль их координатора, решение пока не принято — оно уже не входит в компетенцию MIIT, его будут принимать “на более высоком уровне”.

Таким образом, вопросы торговли железной рудой переросли министерский уровень, а MIIT поручено провести исследование новых финансовых инструментов, которые могут играть определенную роль в определении цены на международном рынке железной руды. В частности, 29 января Индийская товарная биржа (ICEX) впервые в мире запустила торговлю железорудными фьючерсами, а ранее, с подачи BHP Billiton, была разработана серия индексов. При поддержке TSI, MBIO и Platts биржи в Сингапуре, Лондоне и Чикаго создали площадки для проведения операций с железорудными свопами. Бывший глава CISA Шень Шанхуа считает очевидным, что именно горнорудные компании продвигают биржевые инструменты торговли железной рудой. С другой стороны, история развития других рынков — нефти, аграрной продукции, цветных металлов — свидетельствует, что появление биржевых инструментов торговли железной рудой неизбежно. При этом из-за существенной монополизации поставок этого сырья Китай не может серьезно влиять на ситуацию. Поэтому логично было бы смириться с происходящим и постепенно разрабатывать механизмы работы с рыночными инновациями.

В сложившейся ситуации MIIT уже выделила ресурсы, чтобы обрести понимание, как работает рынок фьючерсов, различные индексы и другие финансовые инструменты. Кроме того, сотрудники министерства пытаются определить, к какой роли на этих рынках следует стремиться Китаю, поскольку оставаться пассивным наблюдателем — нецелесообразно. При этом MIIT рассчитывает на помощь инвестиционных банков и других финансовых институтов, которые могут предоставить информацию и ресурсы. Тем не менее у Китая будут серьезные проблемы в связи с ростом использования финансовых инструментов на рынке железной руды. Во-первых, с такими инструментами пока не знакома ни одна крупная сталелитейная компания страны. Во-вторых — этому будут препятствовать барьеры институционального характера, поскольку большинство крупных производителей — государственные предприятия. Наконец, в памяти топ-менеджеров отрасли еще сохранилась история Ченя Жиулиня, бывшего президента China National Aviation Fuel, который был приговорен к трем годам тюрьмы за неудачную сделку с производными. Тем не менее, новые времена диктуют новые правила игры, и правительство, похоже, это осознало.

Источник: УкрРудПром


ДРУГИЕ НОВОСТИ МЕТАЛЛУРГИИ НА UAS.SU:


СТАТЬИ

ПОПУЛЯРНОЕ

КОНФЕРЕНЦИИ

КНИГИ